Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Женщина плюс мужчина. Познать и покорить. Стр. 227


Сходство и различие женщины и мужчины.


      Анкетирование в Беларуси.
      Согласно исследованиям американских феминисток, проведенным в Беларуси, каждая четвертая из числа опрошенных призналась в пристальном сексуальном внимании со стороны начальства или сотрудников. Но справедливости ради отметим, что среди пострадавших есть и мужчины. Вот письмо:
      «Сначала шефиня фирмы „положила“ моему мужу зарплату выше, чем у всех вместе взятых шоферов таксопарка. Пообещала отпуск в Испании. Пару раз сводила в ресторан. Даже пейджер на ремень пристегнула ему самолично. Когда наконец поняла, что он парень либо слишком хитрый, либо слишком деревенский, объяснила популярно, какая именно зарплата и какой отпуск ему – простому водителю, полагается, если он.. Так пришлось ему вернуться в таксопарк» (Светлана С., Минск).
      Но, конечно, несравненно больше настойчивых приставаний со стороны начальников мужчин. Поводом при этом может быть просто «выдающаяся часть» тела сотрудницы, о чем свидетельствует следующее письмо:
      "..Я уволилась из фирмы из за.. своих ягодиц. Точнее, из за патологического интереса начальника к «попкам» вообще, а к моей в частности. Многострадальный зад вначале был просто предметом шуток. Потом – ведущей темой сотрудничества. Вплоть до того, что зад демонстрировали посетителям. Естественно, в суд я не собиралась – начальник ко мне ни разу не прикасался. Процесс об оскорблении чести и достоинства мог бы стать комедией. К тому же оскорбительным и наказуемым в Беларуси бывает только печатное слово. Да и в свидетели никто бы не пошел. Кто захочет из за чужой задницы свою работу потерять?.
      С двумя высшими образованиями я не способна сейчас трудоустроиться. Пробовала по газетным объявлениям – не

 

везде интим предлагали сразу. Зато потом.. Не знаю, что делать, то ли зад, то ли страну менять.." (Тамара С., Гродно).
      «Девчонки бросали мяч в корзину, а попадали в постель к тренеру».
      Так называлась статья, опубликованная «Комсомольской правдой» о спортсменках наложницах сверхактивного тренера Окунева в клубе «Самара Баскет».
      Тема близких взаимоотношений тренера и его ученицы (учениц), если только они не становились в один прекрасный момент мужем и женой, всегда была запретной для обсуждения в прессе. Хотя в кулуарах больших соревнований с участием девушек спортсменок подобные истории услышать можно было всегда.
      В России наиболее упорные слухи возникали вокруг командных видов спорта – волейбола, баскетбола, гандбола.
      Нередко слышались подобные обвинения в адрес известного тренера по фигурному катанию – он на это никак не реагировал, а его подопечные, нервно смеясь, называли все вздором.
      Увы, жестокая действительность такова – постоянный рабочий контакт наставника и ученицы нередко перерастает в интимную близость, иногда добровольную, а иногда и нет.
      Впрочем, как говорить о добровольном выборе девчонок, находящихся под безраздельным влиянием наставника с его жизненным опытом, психологическим превосходством, да и что там греха таить – с опытом соблазнения, если уже он устраивает гарем из подопечных. Всецело завися от его оценок и решений, они конкурировали между сбой за его расположение.
      Скандальное обвинение в июле 1999 г. Ольгой Корбут своего тренера Кныша, что девчонки были «секс рабынями» тренера, показывает, что сексуальные домогательства были и в индивидуальных видах спорта.
      Закон «с бородой».
      Если заглянуть в историю, и не такую уж дальнюю, можно обнаружить, что борьбу с сексуальными домогательствами на службе у нас начали на сорок лет раньше, чем в США. Статья 118 Уголовного кодекса наказывала за « понуждение женщины к вступлению в половую связь с лицом, в отношении которого женщина является материально или по службе зависимой». Введена эта статья была еще в тридцатые годы. Именно тогда советская женщина ринулась на производство (европейские и американские дамы сделали это на 30 40 лет позже). Правда, по мнению юристов, закон этот защищал в основном домработниц и нянек. Число этих тружениц постепенно сошло на нет, и все же каждый год в СССР по этой статье проходило 20 25 дел. В 1990 г. произошел резкий скачок вниз: 11 дел по СССР, в России всего 5, в 1992 м – одно дело, а в последние четыре года – ни одного.

 

Назад                         Вперед