Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Женщина плюс мужчина. Познать и покорить. Стр. 246


Сходство и различие женщины и мужчины.


      Христианские принципы достаточно полно изложены в Библии. Религией определялись основы гигиены, воспитания, отношение к родителям, наказание за супружескую неверность, потерю девственности. Семья была основой общества и идеалом. Целибат (безбрачие) считался позором и аномалией. Холостяк не признавался мужчиной. Браки, заключенные в раннем возрасте, приветствовались.
      Обратимся теперь к средневековой Европе эпохи феодализма. Господство христианской религии, которая тщательно регламентирует отношения между полами как в семье, так и вне ее. Сексуальная жизнь расценивалась как нечто нечистое, греховное. Торжествует принцип аскетизма, хотя полный запрет на половую жизнь не налагается – необходимо ведь продолжение рода.
      Абсолютное подчинение сексуального влечения собственной воле рассматривалось как высшая ступень совершенства личности. Монахи, служители культа унижают женский пол. «Женщина, – писал один из них, – это сладкий яд, причиняющий вечную смерть. Она факел сатаны. Она ворота, через которые входит дьявол». Демонологическое отношение к сексуальности человека в целом и к женщине, в частности, как к искусительнице и пособнице дьявола, получило свое крайнее выражение в сожжении «ведьм». Поводом для процесса над ведьмами были во многих случаях психические аномалии жертв, а чаще всего сексуальные. Сжигали, топили тысячи девушек и женщин, подозревавшихся в сношении с дьяволом.
      Помимо традиций, закона и религиозных предписаний, охраняющих сексуальную «чистоту», стали

 

появляться индивидуальные средства защиты – пояса добродетели. С XII до XIX века появилась масса их вариантов, вплоть до самых изощренных, закрывающих даже задний проход. Одной из последних «новинок», пожалуй, следует признать предложенный в 1903 году в Германии некоей Эмилией Шефер вариант пояса добродетели с замком и ключом.
      Феодал лично определял будущих супругов, когда парню исполнялось 18 лет, а девушке – 14. Таким же образом решалась судьба вдов и вдовцов. Феодал располагал правом первой брачной ночи. Фактически он мог привести к себе в спальню любую крестьянку. Семья феодала господствовала над семьей крепостного. А в семье крепостного «феодалом» был уже сам крепостной. Над женщиной ярмом висел страх перед властью ее отца, супруга и свекрови. Конечно же жена феодала располагала собственной свитой, прислугой, пажами и реализовывала свою сексуальность нередко по своему усмотрению. Но далеко не всегда. Часто в этом доме тиранствовал супруг.
      Со временем, кроме браков, заключенных по обязанности или по расчету, стала постепенно расцветать так называемая средневековая рыцарская половая любовь. Рыцарская любовь «на всех парусах» устремилась к нарушению супружеской верности и моральных норм брака. Но в то же время это не античная любовь, которая являлась более чувственной, плотской, похотливой, а рыцарская – более духовная, эмоциональная и платоническая в определенном смысле.
      Эпоха Возрождения подняла на новую высоту идею гуманизации общества, идею целостности человека, его физических и духовных потребностей. Ренессанс реализовал среди наиболее культурных слоев самое благородное углубление и одухотворение страсти, великолепное соединение красоты созерцания с наслаждением. В это время появляются идеи одинаковой значимости мужчин и женщин, равенства полов. В более поздние годы продолжают облагораживаться и утончаться компоненты любви. Это связывается с развитием социальной жизни, искусства, культуры, гуманизма и науки.
      Своеобразием отличалась викторианская эпоха в Англии (XIX– начало XX в.). Викторианство своими корнями уходит в христианскую мораль. Во время королевы Виктории (1837 1901) в стране были широко распространены сексуально этические ограничения, развилась двойная мораль (общественно зафиксированные различия мужчин и женщин). Установка – благовоспитанные дамы не шевелятся– предлагала «женщинам из общества» отдаваться пассивно, обездвиженно, без эмоций, вплоть до сокрытия оргастического переживания и уж без каких бы то ни было чувственных порывов (в постели, как в великосветском ритуале). Это было связано с толкованием христианской морали, нормы которой, как известно, осуждают любые сексуальные проявления, не связанные с продолжением рода.

 

Назад                         Вперед