Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Женщина плюс мужчина. Познать и покорить. Стр. 328


Сходство и различие женщины и мужчины.


      Насилие со стороны подростков.
      Даже у подростков, поведение которых во многом определяется их гиперсексуальностью, насилие преследует не только цель сексуального удовлетворения. В подростковых уличных компаниях имеются на все готовые «общие девчонки», тем не мене подростки не только часто прибегают к насилию, но и сопровождают его физическим надругательством и оскорблением жертвы. Почему? Им важно не столько разрядить свое половое возбуждение, сколько утвердить власть над другим человеком, унизить его, сломать его человеческое достоинство. Чаще всего за этим стоит собственный комплекс неполноценности, сомнение в своих мужских качествах или вымещение обид, испытанных в детстве.
      Групповые нормы

      Существует определенный групповой эффект. Многие подростки, участвовавшие в групповом изнасиловании, в быту тихи и застенчивы. Агрессивное поведение, включая секс,

 

для них – средство доказать свою мужественность, своего рода экзамен на право занять определенное положение в группе. Совместное сексуальное насилие, как и всякое другое преступление, укрепляет групповую солидарность, создает жесткую групповую поруку.
      Для большинства подростков такое поведение случайно, в иной обстановке, без давления сверстников, они не сделали бы ничего подобного. Некоторые же подростки, напротив, внутренне предрасположены к насилию.

      Гомосексуальное насилие.
      Связь сексуального насилия и иерархическими отношениями власти, господства и подчинения особенно наглядно проявляется, когда жертвами его становятся мужчины. Чаще всего это происходит в тюрьмах, лагерях и других закрытых мужских сообществах. В преступной среде реальное или символическое сексуальное насилие – прежде всего средство установления и поддержания власти: жертва, как бы она ни сопротивлялась, «опускается», утрачивает свое мужское достоинство, а насильник, наоборот, повышает престиж. При «смене власти» былые вожаки, в свою очередь, насилуются и тем самым перемещаются вниз иерархии. Так что здесь дело вовсе не в сексуальной ориентации и даже не в отсутствии женщин, а в социальных отношениях господства и подчинения, основанных на грубой силе, и соответствующей системе, которая навязывается всем вновь пришедшим.

      Виновны ли жертвы?.
      Расхожим является мнение, что, как правило, в изнасиловании есть и определенная вина потерпевшей.
      Однозначно на этот вопрос ответить затруднительно: в одних случаях – да, в других – нет, в третьих – отчасти.
      Начнем с того, что в подавляющем большинстве случаев женщина, подвергшаяся нападению опытного насильника, оказывается в состоянии шока и ее способность к сопротивлению понижена. В таких случаях прямой вины самой жертвы нет, но может иметь место неосторожное поведение, когда женщина, не проявив чисто женской осмотрительности, появляется без защиты в местах, где велика вероятность нападения.
      В случае, когда насилует знакомый ей мужчина, можно говорить не только о непредусмотрительности жертвы (которая ничего «такого» не ожидала), но нередко и о неких провоцирующих моментах. Некоторые женщины готовы допустить мужчину до известного предела и вступают с ним в сексуальную игру, а дальше в полном сближении ему отказывают. Он это воспринимает как унижение, как незаслуженную обиду и ломает ее сопротивление насилием. Здесь вина женщины довольно значительна.
      Возможно, в некоторых из таких женщин проявляется скрытый мазохизм. Им хочется быть жертвой.

      «Потрет» жертвы.
      Изучение жертв преступлений {и не только сексуальных) показало, что есть категория людей, чаще других становящихся жертвами насилия. Оказалось, что этим людям присуще свойство своим поведением показывать собственную беззащитность. Ожидаемая «легкость добычи» и провоцирует насильника.


 

Назад                         Вперед