Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Парадокс страсти: она его любит, а он ее нет. Стр. 107


Волосы и любовь


      Авторитарист.
      Авторитарист - лидер. Его жизнь упорядочена и дисциплинирована. Он гордится своей рациональностью. Для него правила жизни - черно-белые: есть правильный путь и неправильный путь, и его жизнь представляет собой пример правильного пути. Обычно он работает на руководящих должностях или имеет собственный бизнес. Он любит председательствовать в неопределенных или экстремальных ситуациях, и его решения часто очень остроумны. Обычно он достигает успеха в карьере и рассматривает сопутствующее материальное вознаграждение как доказательство правильности избранного им пути.
      Авторитарист считает, что существуют два типа людей: слабые и сильные.
      Его тип межличностных отношений хорошо определен: он чувствует себя вынужденным контролировать слабых и превосходить сильных.
      Проблема с возможными осложнениями

      Когда я думаю об авторитаристе, мне вспоминается мой бывший клиент.
      Маршалл 55 лет, директор крупного медицинского центра. Хотя он и не был особенно популярен, но завоевал уважение своими способностями лидера и руководителя. Для Маршалла был важен образ успеха, и ярким примером этого был его прекрасно сшитый костюм и блестящий черный "мерседес". Он гордился своими консервативными взглядами, которые, как ему казалось, обеспечили его восхождение. Манера общения Маршалла была какой-то негибкой и неуклюже веселой. Например, во время нашей первой беседы его "ледоколом" было:
      "Благодаря всем этим придуркам, о которых я читал в газетах, я думаю, ваш бизнес должен процветать",.
      Маршалл был женат на Сюзанне двадцать пять лет, у них было трое детей, двое учились в колледже, один заканчивал школу. Маршалл любил держать всех в узде, и дома, и на работе. Сюзанна завоевывала его одобрение ловким ведением хозяйства, "правильным" участием в общественной жизни и абсолютной уступчивостью. Их дети посещали частные школы, занимались в хоре и не попадали в переделки. По его собственному признанию, он не был "отцом - принудителем", но всем были известны возлагаемые им на детей большие надежды. Он сам устанавливал наказания в случае необходимости.
      Такие люди, как Маршалл, редко обращаются к психотерапевту.
      Психотерапевтическая помощь неэффективна без желания и способности клиента быть ранимым, склонности к самоанализу, признания слабостей и ошибок. В мире авторитариста нет места беспорядочности и буйству эмоций, и он посвящает значительную часть своей энергии тому, чтобы избежать их. Маршалл никогда бы не прибегнул к моей помощи, если бы в его жизни не произошла трагедия.
      За три месяца до нашей первой встречи Маршалл обнаружил свою дочь лежащей ничком на полу их домашнего бассейна; она умерла от сверхдозы героина. За неделю до этого он единолично принял решение, которое было призвано разрешить проблему с возможными осложнениями. Его дочь, учившаяся в выпускном классе школы, забеременела. Он настоял, чтобы она бросила школу, и договорился о том, чтобы она пожила в семье его сестры в Огайо до тех пор, пока не родится ребенок. Теперь образ его погибшей дочери постоянно стоял перед ним. А вся его семья, включая ранее покорную жену, восстала против него.
      Детство авторитариста

      Авторитарист растет в семье, которая жестко придерживается традиционных ролей полов. Обычно его отец - авторитарист. Его презрение к эмоциям "слабаков" передается сыну. Вот как Маршалл описывал свое воспитание:

      Наш дом напоминал тренировочный лагерь новобранцев. Если мы делали что-то не совсем так, как этого хотел отец, мы знали, что будем выпороты.
      Никакого шатания по дому. Я бы не назвал его злым человеком. На самом-то деле, я думаю, он мог бы гордиться нами. Но мы знали, что нельзя делать и шага в сторону. Я помню, как однажды, когда мне было около четырех лет, я разобрал его карманный фонарик, и он отшлепал меня. Я начал реветь. Он сказал мне, что я уже взрослый и должен перестать плакать, иначе получу урок на всю жизнь. И, я думаю, это был единственный раз, когда у меня остались ссадины. Нет необходимости говорить, что я научился делать все так, как он велел. Но знаете, я думаю, что во многих отношениях его способ воспитания был хорош. В отличие от нынешних детей, мы действительно учились отвечать за свои действия уже в самом начале жизни.

      В детстве авторитарист бывает отвергнут и/или наказан каждый раз, когда проявляет уступчивость. Он быстро узнает, что его ценность определяется успехом в мире, как это установлено его родителями. Визг, плач и прочее "сюсюканье" просто неприемлемы.

 

Назад                         Вперед