Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Пробуждение. Преодоление препятствий к реализации возможностей человека. Стр. 52


Здоровье человека


      Несмотря на то что ему приходится наказывать меня за то, что я плохая!".
      Употребляя психоаналитическую терминологию, можно сказать что у "обусловливаемых" развивались чувства переноса по отношению к тем, кто их "обусловливал", они нереалистически проецировали на них те чувства, которые в детстве испытывали по отношению к своим родителям.

      Совершенно независимо от формирования специфического обусловливания, реакции испуга на звук ударяющихся металлических линеек, сам процесс обусловливания оказывал влияние на контакт обусловливаемых с реальностью. Их имитации реальности, особенно их имитированные восприятия своих партнеров, становились искаженными. Наши родители, учителя и близкие часто играют роль тех, кто обусловливает нас в процессе нашего развития, а наши близкие продолжают делать это и сегодня.

      Обсуждение также выявило непроизвольную природу обусловливания.
      Испытуемые один за другим высказывали одну и ту же мысль, которая сводилась к тому, что хотя умом они понимали, что совершенно нелогично дергаться и приходить в волнение от звука ударяющихся линеек, особенно когда режим подкрепления стал нерегулярным, но они ничего не могли с собой поделать.
      Обусловливание, конечно, не является всемогущим, но оно часто может преодолеть силу нашей воли. Если мы не можем допустить для себя, что наша воля недостаточно сильна для того, чтобы преодолеть что-либо, то возникает соблазн сказать себе, что в действительности нам все равно, преодолеем ли мы это или нет; легче всего просто плыть по течению.

      Чувства, которые испытывает тот, кто осуществляет обусловливание

      Мы также исследовали чувства тех, что осуществлял обусловливание.
      Возникали две основные реакции, часто смешанные друг с другом. Первая реакция - страдание и стресс от того, что нужно было делать. "Я чувствовал себя ужасно каждый раз, когда ударял его". "Это напоминало мне, как меня наказывала в детстве мать". "Мне приходилось заставлять себя это делать, все это казалось таким жестоким". Но поскольку у них было разрешение со стороны авторитета (ведущий сказал им делать это, так как это является частью их "роста"), то все участники выполняли это задание.

      Вторая основная реакция тех, кто производил обусловливание, вопреки ожиданиям большинства из них, состояла в том, что они обнаруживали, что им нравится это занятие. "Я чувствовал важность и правильность того, что я делал", "Какая-то часть меня наслаждалась чувством той власти, которая у меня была".

      Оба типа реакции обычно находили какое-то рациональное внутреннее объяснение у тех, кто был в роли проводивших обусловливание. Чаще всего они говорили себе, что делают это потому, что таковы инструкции авторитетного лидера. Это, разумеется, было правдой, но люди признавали, что эта мысль имела определенную эмоциональную окраску и ощущение фальши, и это вызывало у них подозрение, что тут что-то не так. Другие объяснения были еще менее реалистичными, как, например, мысль о том, что тот, кто подвергается обусловливанию, вероятно, в чем-то плох и потому заслуживает наказания.

      Как и те, кто подвергался обусловливанию, те, кто его проводил также обнаружили у себя тенденцию к частичной утрате контакта с реальностью.
      Независимо от того, каким именно специфическим образом они оправдывали для себя свои действия, они проявляли склонность погружаться в фантазии, вместо того чтобы уделять внимание действительной реакции своих партнеров. Они также обнаруживали, что вспоминают, как когда-то в детстве подвергались наказаниям, и чувствуют себя такими же детьми. Имитация реальности у тех, кто проводил обусловливание, становилась искаженной.


 

Назад                         Вперед