Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Пробуждение. Преодоление препятствий к реализации возможностей человека. Стр. 82


Здоровье человека


      Кожибский, основатель общей семантики, постоянно предупреждал, что карта не является территорией. Как психолог, я полностью согласен с этим, но могу добавить еще и то, что люди чаще предпочитают именно карты, а не территории! Действительно, часто легче бывает создать карту, внутреннюю имитацию реальности, делая с ней то, что вам нужно, чем иметь дело с территорией, с внешним миром.

      Имена будут ранить меня.
      Помните старую детскую считалку?.
      Палки и камни будут ранить мои кости,.
      Но прозвища никогда не смогут навредить мне!.
      Называй меня хоть тем, хоть этим,.
      А самого себя можешь назвать грязной крысой! [1]

      Будучи взрослыми, мы можем видеть, что эта считалка задумана для укрепления морали, хотя в действительности это явная ложь. Большинство из нас не так уж часто действительно получали травмы от палок и камей, как и от чего-либо другого, но насколько часто нас травмировали те прозвища, которые люди давали нам? Те вещи, которые люди говорили или, наоборот, не говорили в нужный момент? Мы отождествляемся с самыми разнообразными понятиями и объектами, и все они обычно имеют свои названия, или имена. Значит, нас можно психологически травмировать нападками на имена.

      Все мы читали о "примитивных" культурах, в которых люди имели тайные имена. Эти "примитивные" люди якобы настолько глупы, что считают себя открытыми магическому нападению со стороны недружественных лиц, если те знают их тайное имя. Что это, суеверие или же, наоборот, большая, чем у нас самих, психологическая искушенность?

      ПРЕИМУЩЕСТВА ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ

      .
      Мы обычно имеем большое количество социально обусловленных ролей, с которыми мы отождествляемся, как, например, родитель, образованный человек, хороший слушатель, политический деятель или столп общества. Мы также часто отождествляемся с другими людьми: оскорбление моей супруги - это оскорбление меня самого, и т.п. Столь же распространенным является отождествление с людьми, которых мы считаем образцами "героя" или "героини". Хотя может быть и так, что эти "герои" и "героини" являются в социальном смысле неудачниками - вспомним наше обсуждение "вторичной выгоды" в предыдущей главе.

      С точки зрения гипнотизеров от культуры, отождествление является очень полезным процессом, по крайней мере когда у кого-то, находящегося в согласованном трансе, выработана условная реакция отождествления с социально одобренными ролями и ценностями. Такое отождествление является частью (негласно подразумеваемого) определения нормальности для той или иной культуры. Люди, которые автоматически отождествляют себя с государственным флагом и чувствуют себя персонально оскорбленными, когда читают в газете о том, что кто-то во время демонстрации сжег флаг, становятся теми, кого можно считать опорой официальной культуры.
      Процесс отождествления также может казаться полезным и с личной точки зрения. Когда студентка подходит ко мне и задает мне вопрос, это немедленно активирует мою тождественность как профессора, для чего не требуется никаких сознательных усилий с моей стороны. Я действую так, как должен действовать профессор, и даю студентке ответ или рассказываю ей, где она может его найти. Это подкрепляет ее упорядоченное мировосприятие, в котором профессора всегда могут ответить на вопросы студентов. Это подкрепляет и мое упорядоченное мировосприятие, где я являюсь профессором, который всегда знает ответы на те вопросы, которые задают студенты, и кого уважают студенты, желающие знать ответы на вопросы. Все это кажется не требующим никаких усилий (хотя на самом деле отнимает массу энергии). В действительности мне приходится прибегать к осознанному волевому управлению вниманием, чтобы избежать в этой ситуации автоматического отождествления с моей ролью профессора, если я этого не хочу, - мы обсудим это подробнее, когда будем говорить о том, что Гурджиев называл самовспоминанием.


 

Назад                         Вперед